Мой дом, конечно - моя крепость,
А в доме главное - кровать,
Какая всё-таки нелепость
Кого-нибудь в неё пускать.

Страшней всего, наверно, друга
Впустить в святые кружева -
Узнает вскоре вся округа
Чем строгая постель жива,

Какой там дух и что скрывает
Такой таинственный ларец...
А после - после наступает
Логичный дружеский конец.

Уж лучше птенчиков залётных
Небрежно-сонно обнимать -
Чтоб, после ночи мимолётной,
Наутро имени не знать.

Но как же всё, однако, странно -
Понаслаждавшись кем-то всласть,
Вдруг понимаешь утром ранним,
Что сам попал под чью-то власть.

Что был использован жестоко,
И что постель - уж не бела -
Грядущей ночью одинокой
Такой не будет, как была.

Что лягут тяжестью безмерной
Чужая похоть, страсть, азарт,
На смену сладости химерной
Путь отвращению на старт.

Оно, конечно, тоже радо
Со мною ложе разделить...
Но сколько ждать отныне надо,
И чем святыню отбелить?
 
 

09.09.2003